Большой брат следит за тобой...

0
Ваша оценка: Нет

 

Право на конфиденциальность корреспонденции, как составляющая часть права на приватность, было принято в международном праве с 1948. Всеобщая декларация ООН по правам человека и Европейская Конвенция по защите прав и основных свобод человека прямо указывают на конфиденциальность личной корреспонденции. Ст.12 Всеобщей декларации гласит:

Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

Многие международные соглашения по правам человека ссылаются на конфиденциальность корреспонденции как на право. Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция ООН о трудящихся-мигрантах, Конвенция ООН о правах ребенка оперируют одними и теми же понятиями. На региональном уровне эти права наполняются большей силой.

Так, ст.8(1) Европейской Конвенции ясно устанавливает, что “каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и тайны его корреспонденции”.

Однако указанные документы не рассматривают это право как абсолютное. Ст.12 Всеобщей декларации ООН защищает от того, что называется неясным термином “произвольное вмешательство”, каковое, по-видимому, противопоставляется вмешательству согласно закону с ясно сформулированной целью. Европейская Конвенция определяет пределы этого права гораздо более четко. Ст.8(2) гласит:

Не допускается вмешательство государственных органов в осуществление этого права, за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, для поддержания порядка и предотвращения преступлений, защиты здоровья и морали, или защиты прав и свобод других лиц.

Итак, согласно Европейской Конвенции по защите прав человека, все лица имеют право на конфиденциальность корреспонденции, но это право можно ограничить “в соответствии с законом” и если это “необходимо в демократическом обществе”.

Европейский Суд по правам человека значительно сузил круг этих весьма абстрактных исключений, рассмотрев ряд конкретных судебных дел, связанных именно с конфиденциальностью корреспонденции и предполагаемым нарушением ст.8 Конвенции и, как результат, Суд усилил ст.8(2) Конвенции и уточнил ее смысл: во-первых, всякое наблюдение должно вестись “на основании закона”; во-вторых, оно применяется в случае “необходимости защиты демократических институтов” и, в-третьих, всякая система наблюдения должна включать “адекватные и эффективные гарантии против злоупотреблений”.

Указ №60 и его соответствие международным стандартам

1  февраля 2010  г. Президент Республики Беларусь принимает указ «О мерах по совершенствованию использования национального сегмента сети Интернет». В следствии принятия этого документа поставщики Интернет-услуг должны осуществлять идентификацию абонентских устройств пользователей, вести учет и хранить сведения о таких устройствах и оказанных Интернет-услугах, предоставлять эти сведения в правоохранительные органы и иные государственные органы. Предусмотрен учёт и предоставление органам,  осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, информации о пользователях услуг электросвязи и об оказанных им услугах электросвязи, что нарушает ст. 8 (1) «о праве на уважение личной, семейной жизни, жилища и корреспондинции» Конвенции и ст. 28 «о защите от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных и иных сообщений» Конституции Республики Беларусь.

Принятие этого документа делает незаконным и невозможным анонимное получение ираспространение информации. Введённые правила об обязательной идентификацииабонентских устройств и пользователей Интернет-услуг ведут к необоснованным ограничениям права гражданина на получение и распространение информации. 

Указ № 60 выработал, а постановления Совета Министров РБ регламентируют механизм

ограничения доступа к информации по требованию пользователя Интернет-услуг в

отношении информации,  содержание которой направлено на распространение

порнографии,  пропаганду насилия,  жестокости,  а также любых иных деяний,

запрещенных законодательством. Проблема с этой нормой состоит в том, что определения типов вредной и незаконной информации даются в законодательстве Беларуси таким образом,  что допускают правовую неопределенность категорий. Они не сформулированы с достаточной точностью и не позволяют гражданину регулировать своё поведение и предвидеть возможные последствия той или иной ситуации. Также предусматривается,  что автоматически закрывается

доступ к незаконной информации из государственных органов и организаций культуры и

образования, не смотря на то, что в ст. 34 Конституции РБ гарантируется «право на получение, хранение и распространение полной,  достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов,  общественных объединений,  о

политической,  экономической,  культурной и международной жизни,  состоянии

окружающей среды».

Таким образом,  введённые правила об обязательной идентификации абонентских

устройств и пользователей Интернет-услуг ведут к необоснованным ограничениям

гарантированного Конституцией Республики Беларусь и международными соглашениями

права гражданина на получение и распространение информации. 

Кроме того, в указе отсутствуют четкие определения типов вредной и незаконной

информациим,  что допускает правовую неопределенность этих категорий и дает органам исполнительной власти чрезмерно широкие полномочия действовать по своему усмотрению.

Принятие подобного указа не только неоправдано и является вмешательством в право на уважение частной и семейной жизни, но и, по меньшей мере, странно, учитывая факт того, что Республика Беларусь является полноправным членом международного сообщества, участником Организации Объединённых Наций (ООН) и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ),  который в связи с этим принял на себя равновеликие для всех государств обязательства. Более того, международные стандарты получили свое отображение и в самой конституции Республики, гарантируя право на получение, хранение и распространение своевременной информации. Тем не менее, даже при такой демократичности законодательной базы страны, реальный доступ к этой демократии закрыт абсурдом и нечеткими формулированиями законодательно оформленных требований.